rimonfotovivo: (Default)
fotovivo

Помните притчу? -


"Тысячи морских звезд однажды выбросило прибоем.
Мальчик бегает по берегу и одну за другой кидает обратно вводу.
- Зачем ты тратишь время?. - брюзжит старик, - это ничего не изменит.
- Для этой - очень многое изменит! - отвечает мальчик, поднимая очередную звезду."


На "зачем" в заголовке есть ответ от силы и от слабости.

Скептики любят приводить слабые доводы, что бы тут же их эффектно опровергнуть:

- Зачем детей "заводят"?

- Чтоб скрасить жизнь; укрепить брак; как собственный пенсионный резерв; для обретения веса в сообществе?
- Ага-попался! - тебе нужна игрушка; супруга держишь на аркане ответственности;
самореализоваться не умеешь, ни скопить себе на безбедную старость - не видать такому никчемному ничтожеству
респекта и уважихи! и кст, насчет стакана воды - не обольщайся, предусмотрительнее надо быть и вкладывать с умом!



- Но если все так... - А пофиг все, я у себя одна!

Противостояние "эгоистов" - "альтруистов" (термины теории систем, не оценочные суждения) существует столько же, сколько существует органика на планете.
Некие комочки слизи в первичном бульоне, истратив на дыхание все ресурсы в толще жидкости, вынуждены подняться из глубины в верхние слои. Там есть чем подышать. Но нужно слипнуться комком, чтоб удержаться на поверхности. И уже некоторые доисторические прото-клетки "додумывались", что можно не тратиться на клей, а затесавшись среди честных альтруистов, всплыть в общей массе.
Когда умников становилось много - ком распадался. И так стотысячмиллионов раз.
Пока какому-то комочку слизи случилось удержать баланс, став предшественником многоклеточных.

Доля эгоистов в сообществах живых существ неизбежно присутствует. Начиная с бактериальных колоний -
некоторые берут больше, чем отдают, пользуются своим открытием и помалкивают.

А что будет, если беззаботную жизнь всячески продвигать, рекламировать и высмеивать недотёп,
которые не секут фишку?

Как будет развиваться процесс при перевесе "умников" среди более развитых организмов
ученые проверили, как водится, на мышах )


Вселенная - 25 -- рукотворный рай.
Эксперимент ученого-этолога Джона Кэлхуна
В сокращении:


9 июля 1968 года в лаборатории был построен вольер, в который были помешены 4 пары мышей в возрасте 48 дней. Загон имел в себе 256 ящиков, рассчитанных на гнезда 15-ти мышей. Температура была оптимальной для комфортного проживания мышей (+20 градусов). Загон периодически очищался и вообще поддерживался в постоянной чистоте. Была оборудована подача воды и еды, в безлимитном количестве, одновременно могли питаться до 9500 особей, не испытывая ни какого дискомфорта. Исключалось попадание в загон хищников и возникновения инфекций (чистым лабораторным линиям мышей не грозит вырождение). Сам Кэлхун называл этот загон "Утопией для мышей".
Рост популяции удваивался каждые 55 дней, но после 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции замедлился.
Когда в загоне находилось около 600 мышей и места для всех стало уже не так много, как было раньше, у мышей распределились социальные роли, появилась иерархия и каста "отверженных", в отношении которых часто проводилась агрессия со стороны других мышей -
предпосылкой явилось то, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, по сравнению с дикой природой, где им необходимо добывать себе пищу и защищать себя от опасностей. "Пожилые особи" вступали в конфликт с молодыми, слабыми, не опытными мышами. Они конкурировали за место и социальные роли в стае. Молодые особи не могли найти себе место и становились изгоями.
...у самцов происходил внутренний упадок сил, они были сломлены и подавлены, даже не пытались защищать своих беременных самок, и лишь периодически они конфликтовали между собой.
При этом самки становились нервными и испытывали тревожность. Так как их самцы были вялыми, то им самим приходилось защищать своё потомство, проявлять агрессию. Но агрессия со стороны самок проявлялась не только ради защиты, - самки стали проявлять агрессию к своим детёнышам. Не редко они даже уничтожали собственный выводок, после чего уходили в дальние гнёзда, становились отшельницами, отказывались от социальных ролей и размножения. Появилась каста "Самок-одиночек".
...после 560 дней наступила фатальная фаза в истории "Мышиного Рая" (D, смерть). Этот период характеризовался появлением новой касты "бьюти" (beautiful ones). Она состояла из самцов, которые вели себя нехарактерным образом - отказывались бороться за статус, самок, защищать свою территорию. Только ели, пили, спали и чистили шкурку. По прошествии определённого времени "Красавцы" и "Самки-одиночки" составляли большинство популяции. Они удалялись в верхние, дальние гнёзда загона, отстраняясь от остальных. И те и другие не желали спариваться.
Средний возраст особи стал составлять 776 дней (эквивалентно 77 годам жизни человека), что на 200 дней превышает максимальную границу репродуктивного возраста. Мыши жили долго, детская смертность достигла уровня 100%, а рождаемость вскоре скатилась до нулевой отметки. Мышиное общество стало деградировать, регрессировать. Мыши практиковали различное девиантное поведение, гомосексуализм, спонтанную агрессию. При условиях изобилия пищи мыши практиковали каннибализм, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их.
Кэлхун также проводил ряд экспериментов на фазе D, он брал несколько групп бьюти-мышек, помещал их в другой отсек, давая им волю и все те же комфортные условия. Однако мыши не поменяли своего поведения и вели себя также. Процветал индивидуализм, отсутствовала беременность у самок, в итоге мыши умирали от старости, не давая потомства.
Выводы Джона Кэлхуна
По итогам эксперимента Джон Кэлхун выдвинул теорию "Смерти в квадрате" (death squared). Первой смертью является смерть духа, которая настигла мышей до смерти телесной. Но после смерти духа, говорил Кэлхун, телесная смерть неминуема. Она вскоре настигнет популяцию.
Острая конкуренция между молодыми и старшими особями приводит к распаду социальных связей и крушению общества в целом, его перехода в такое состояние, когда при низкой смертности нормой становится примитивное "аутистическое" поведение, ведущее к вымиранию популяции. После наступления первой смерти вся популяция обречена на вымирание и наступление физиологической смерти - это вопрос времени.


Подумаешь, кому сдалась та популяция! - Умные мышки, прожили долгую счастливую беспечную жизнь...
Кто успел.

Кэлхун завершил эксперимент 22 июня 1972 года, при численности популяции 122 особи (22 самца и 100 самок),
все из которых уже вышли из репродуктивного возраста, и продолжать эксперимент не было смысла.


Счастье в невзгодах?
Нет, счастье в согласии.



...американские ученые обнаружили ген, отвечающий за самооценку. Это ген "OXTR" , кодирующий взаимодействие рецепторов нервных клеток с окситоцином – гормоном, играющим важную роль в социальном поведении, в том числе отвечающим и за формирование эмоциональных привязанностей и агрессию. Этот ген имеет две разновидности в зависимости от того, присутствует ли в определенной точке этого гена нуклеотид аденин или гуанин. От названия этих веществ варианты гена получили обозначение А-версия и Г-версия. Носители Г-версии более агрессивны и самоуверенны, чем обладатели А-версии.
Каждый человек – носитель двух копий этого гена, на материнских и отцовских хромосомах, но именно отцовская хромосома определяет исходную комбинацию генов и то, какое место самец будет занимать в иерархии стаи. Известно, что все самцы млекопитающих делятся по темпераменту на три типа, и это различие обусловлено наследственностью. На самой вершине иерархии стоят альфа-самцы – прирожденные вожаки, которых родители наделили двумя Г-версиями гена "OXTR" . За ними идут бета-самцы, уверенные в себе особи и идеальные солдаты, обладающие смешанной парой А- и Г-версий. Внизу пирамиды – гамма-самцы, трусоватые носители пары А-версий. Естественный отбор на протяжении веков приводил к тому, что во время многочисленных войн и эпидемий первыми страдали как раз бета-самцы – основные рабочие лошадки любой цивилизации, тогда как за воспроизводство потомства отвечали как раз гамма-самцы, остававшиеся в тылу.
Эта схема работала идеально, пока относительно мирное сосуществование во второй половине ХХ века не привело к тому, что бета-самцов стало неожиданно много. Они произвели на свет потомство, обладавшее прирожденной уверенностью. Проще говоря, носителей Г-версии гена "OXTR" стало так много, что это не может не отразиться на развитии всей цивилизации.
"Обусловленное наследственностью эго ведет к завышенным ожиданиям, а неспособность удовлетворить свои амбиции – прямой путь к депрессии,– комментирует Джин Твендж.



Даже в "раю" территория оказалась ограниченным ресурсом.
По "пыльным тропинкам далеких планет" не предвидится и в самой смелой перспективе.
"Почистить ящик", недостаточно крепко удерживаемый слабеющей геронтократией, всегда найдутся
желающие. Популяции с избыточным давлением юных и дерзких.

оОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоОоО


Дети не "зачем", а для чего:
чтобы помочь новым душам в этом мире пройти первые шаги по узкому мосту - тому самому из песни

От того, что есть на это силы.

- Притча бьет на жалось, "звездочек" этих и без нас полно, планета перенаселена!

- Полно, да большей частью там, где девочкам не за что любить жизнь,
а мальчики долго и не живут.


Израильтяне считают, что места в стране хватит,
полюбоваться есть на что - и порадовать того, кому все в первый раз.
Внутренней энергии достаточно, чтобы провести родившегося человека по тому пути,
который сами прошли ранее, предостеречь от острых углов и открыть разведанные сокровища.

(Детей можно и нужно брать с собой повсюду -
в присутственных местах никто не пикнет, проходы рассчитаны на коляску;
в университете есть дамские комнаты и пеленальный столик.
В гости с собой мелких не приводить? Да вы что? - юбилеи-даты-торжества под то и заточены, чтоб поддерживать "горизонтальные связи", с малку абсорбироваться в круг своих-да-наших.
Гостиницы, кафе - все оборудовано и предусмотрено, кроватки, стульчики для малышей есть в запасе;
транспорт - на исходе шабата из Иерусалима возвращаются семьи, детишек - будто ясельная группа
на выезде. Никто не морщится. Просто привыкли. Младенцы повседневность. Свои, соседские, коллег,
друзей, знакомых, маленькие дети сплошь и рядом, привычное не раздражает.)




Самая большая в мире песочница, где можно поиграть в песочек, далековата от обжитых мест, но не пустует )

Картинки ☛ )

fotovivo
rimonfotovivo: (Default)
Синагога - это не церковь, на иврите "Бейт-кнессет" - дом собраний (собственно "синагога" с греческого означает тоже самое). Разница в том, что в "доме для собрания общины" не предполагается божественное присутствие. Понятно, что вести себя в бейт-кнессете следует чинно и достойно (как в библиотеке конгресса например), но это не священное место, исполненное некоего мистического трепета - атмосфера попроще, более деловитая; что и в интерьере заметно - в скромном районном Б/К из мебели могут оказаться школьные парты, канцелярский шкаф с рулонами ватмана, разве что Арон Кодеш под бархатной завесой и напоминает о принадлежности помещения.
Только в древнем Храме (Бейт а-Микдаш, "Дом Святости"), разрушенном в I веке до н.э. подразумевалось присутствие Шхины(ивр."присутствие")) и проводились службы по полному канону; (сохранился лишь фрагмент внешней ограды Храмовой горы, по-русски называемый "Стена плача", на иврите просто "Западная стена".)

бейт-кнесет


Раввин - не священник. Не посредник между Небом и "паствой". Заглянуть под кат ☛ )

Когда-то, более двух тысяч лет назад, синагога была своего рода народной школой вероучения. Классическое обустройство предусматривало письменные столы, расположенные там, где больше всего света. Раввин ходил между столами, за которыми сидели его ученики, поясняя им Закон. Столы постепенно исчезали и в современных синагогах их либо вовсе нет, либо они превратились в чисто декоративный элемент.
Социальная аксиома иудаизма заключается в том, что евреи должны изучать Закон, начиная с пяти лет. И это изучение Торы продолжается всю жизнь. Лучшие ученики становятся раввинами, то есть учителями, в буквальном переводе.
Однако согласно правилам иудаизма, преподаванием раввин отнюдь не занимается, — напротив, он учится вместе со своими учениками. Кто-то очень точно сказал о знатоке Талмуда: "Он умеет учиться".
Согласно теоретическим нормам, еврей обязан трудиться ровно столько, сколько необходимо, чтобы прокормить семью, а остальное время — посвящать изучению Закона. В лучшем случае эту норму соблюдает один процент. Тем не менее в качестве жизненного идеала эта концепция наложила отпечаток на учреждения и обычаи. Ею определяется литургия и атмосфера в синагоге, ею определяется то, что делают в синагоге и как это делают.


Читать дальше:



У человека есть потребность просить у Б-га избавления от жизненных тягот и бед. ...
В иудаизме молитва о даровании тех или иных жизненных благ — это всего лишь очень малая часть литургии.
Что касается вопроса, приводит или не приводит молитва к каким-то практическим результатам, — кто может на это ответить? Контрольные эксперименты здесь невозможны. Можно часами изощряться в остротах и парадоксах по поводу поведения Б-га, — что они докажут? .. Если вы фаталист, молитва для вас — пустой звук.
Нет никакого сомнения, что в мире более чем достаточно лицемерия и ханжества, и нередко пустое словоблудие принимается за истинное благочестие. Если вежливому человеку доводится присутствовать при подобной церемонии, ему становится очень неловко (что касается меня, то, боюсь, моя вежливость оставляет желать лучшего). Иногда — или, вернее, слишком часто — я ловлю себя на том, что молюсь совершенно механически, не вникая в суть слов, которые произношу. Однако порой у меня возникает ощущение моей сопричастности с той Силой, которая соизволила даровать мне жизнь. Неискушенный читатель может посчитать эти мои откровения результатом самовнушения или скудоумия.
Религиозный еврей молится три раза в день — утром, днем и вечером. Молитвы эти различны в разное время дня и в разное время года. Некоторые основополагающие молитвы всегда остаются одинаковыми. Однако в Святые Дни литургия более пространна.

Даже у самого убежденного безбожника иной раз возникает религиозное настроение или фантазия, как бы он сам себя за это ни осуждал, подобно тому, как самый верный муж хоть иногда испытывает волнение в крови, встречаясь с хорошенькой девушкой.
Человеческое чувство — или, если угодно секуляристам, человеческая слабость, которая создала и тысячелетиями поддерживала религию, — есть в сердце каждого человека. И вот такой прилив религиозного чувства может заставить еврейского скептика зайти в синагогу посмотреть.
В синагоге ему вручают молитвенник с хаотическим, по его мнению, набором текстов, снабженных переводом, длинные периоды которого кажутся ему лишь немногим понятнее, чем подлинник. Наш скептик начинает осматривать синагогу: одни углубились в молитву, другие рассеянно оглядываются, молящиеся повторяют что-то на иврите и сопровождают это ритмическими движениями, пока чтец продолжает говорить что-то нараспев. Время от времени все встают — непонятно почему — и начинают петь в унисон — неизвестно что. Наконец, наступает момент, когда из ковчега извлекается священный свиток, и этот свиток торжественно помещается на кафедре, при этом на серебряной крышке позванивают колокольчики.
Чтение — на диковинный восточный манер — кажется совершенно бесконечным. Видно, что и другим прихожанам это тоже надоедает: они проявляют явное безразличие, начинают шептаться или даже дремать. Далее следует проповедь. Эта проповедь, особенно если раввин молод, — скорее всего конспективное изложение статей из либеральных газет и журналов за прошлую неделю с краткими комментариями и ссылками на Танах.
И наш скептик покидает синагогу в твердом убеждении, что его религиозный порыв был вызван всего лишь преходящим и случайным приступом хандры и что если еврейский Б-г существует, то синагога — не то место, где можно устанавливать с ним контакт.
Возможно, впечатление будет иным, если он попадет в старомодную ортодоксальную синагогу, где раввин — седобородый старец, который говорит на языке идиш. В этом случае молящиеся покажутся более ревностными (хотя также порою склонными поболтать во время службы), а проповедь, если он еще не совсем забыл идиш, покажется ему глубокой, хотя и своеобразной по форме. И он уйдет из синагоги, сожалея о былых временах, ибо, разумеется, невозможно возродить идиш как язык общины или обучать ему детей, которые, вероятно, уже ходят в прогрессивную частную школу.

Вечер в опере
Здесь уместно вспомнить первое посещение оперы. Читатель, возможно, посетил оперу в юности или в молодости скорее всего под влиянием подруги. Не исключено также, что до этого он относился к опере весьма скептически и считал, что это скучное надувательство, которым снобы и пижоны восхищаются — или делают вид, что восхищаются — только потому, что ходить в оперу считается хорошим тоном.
Тот, кто изменил свое мнение об опере, вспомнит, наверно, что случилось это отнюдь не после первого визита. В первое посещение опера, казалось, подтвердила его худшие опасения. В ложах дремлют жирные старики; их жены больше интересуются лицами и туалетами в ложах напротив, чем самим представлением; взбудораженные субъекты, по которым давно плачет парикмахерская, толпятся за оркестром и, приседая, изображают восторг; на сцене какая-то визгливая толстуха делает вид, что она застенчивая деревенская простушка, а низенький пузатый человек с короткими толстыми руками изображает заядлого сердцееда; хор стареющих размалеванных дам и джентльменов время от времени конвульсивно дергается (что, по их мнению, должно быть воспринято как актерская игра), в то время как оркестр тянет что-то слащавое и бесконечно тоскливое, — таково, по всей вероятности, первое впечатление от одного из бессмертнейших творений человеческого гения — оперы Моцарта "Дон Жуан".
Сэр Томас Бичем как-то сказал, что "Дон Жуан" Моцарта еще ни разу не нашел себе полноценного сценического воплощения, что еще ни разу не было одновременно ансамбля певцов, способных постигнуть суть замысла Моцарта, и аудитории, способной воспринять этот замысел. Среди певцов одного поколения не находится достаточно артистов, удовлетворяющих требованиям Моцарта. Люди, которые каждый вечер заполняют оперный театр, — это всего лишь люди: выдающиеся и обыкновенные, умные и глупые, податливые и неуступчивые; одного приобщила к опере его супруга, другой пришел сюда, чтобы продемонстрировать свою интеллигентность, третий —по привычке, четвертый — чтобы рассказать у себя в провинции, что такое нью-йоркская опера; а некоторые пришли потому, что Моцарт для них то же, что солнечный свет. И они готовы вынести все недостатки еще одного неважного спектакля ради отдельных лучей, сияющих сквозь тучи.
Подобно тому как и исполнители и публика обычно не поднимаются до Моцарта, точно так же раввин и его конгрегация не поднимаются до Моисея. Но это отнюдь не означает, что Закон Моисея не является тем возвышенным Законом, который чтит мир.... В каждой синагоге на каждой службе присутствуют люди, для которых произносимые слова и совершаемые церемонии — это источник силы и крепости. Иногда в синагоге таких людей мало, иногда много, но обычно они есть. Беглый взгляд случайного посетителя не может проникнуть в мысли и сердца таких людей.

Религия и служба
В центре всех наших литургий — как обычной сорокаминутной утренней службы во вторник, так и двенадцатичасовой службы в Судный День — лежат две молитвы. Я назову их "Символом веры" и "Службой": эти названия хорошо передают их сущность. Их синагогальные названия на иврите — "Шма" и "Шмоне Эсре", что в буквальном переводе означает "Слушай" и "Восемнадцать".

Вокруг этих двух ключевых молитв концентрируются отрывки из таких классических произведений еврейской литературы и еврейской религиозно-философской мысли как Тора, Книги Пророков, Псалмы, Талмуд. Ибо синагога, как и прежде, остается местом изучения Торы. Молящийся, который ежедневно читает молитвы, одновременно повторяет тем самым большую часть еврейского духовного наследия, выполняя при этом долг каждого еврея: постоянно учиться.

Две основные молитвы очень коротки. Молитва "Символ веры" может быть произнесена за несколько секунд, а "Служба" — за несколько минут.
"Шма" содержит один стих из Писания, который, возможно, все евреи в мире знают наизусть или по крайней мере часто слышали: "Слушай, Израиль, Г-сподь, Б-г наш, Г-сподь един" (Второзаконие, 6:4).
Верующий еврей каждый день произносит этот стих поутру и перед сном, сопровождая его тремя связанными с ним стихами Торы. У евреев —это первая фраза ребенка, и она должна быть последней фразой человека в жизни.
По этому поводу мне хочется рассказать об одном событии в моей жизни. Меня всегда удивляло: неужели действительно человек может в свой смертный час вспомнить и прочесть "Символ веры"? И вот однажды во время тайфуна в Тихом океане меня чуть не смыло с корабельной палубы; и я очень ясно помню, что в те короткие секунды, когда волна волокла меня в море, я подумал: "Не забыть бы прочесть "Шма" перед тем, как пойти ко дну!" К счастью, я успел вовремя ухватиться за какой-то трос или поручень, что отсрочило тот час, когда мне суждено в последний раз прочесть эту молитву. И вот результат: в мире появилось еще несколько романов и пьес, без которых он мог бы отлично обойтись, и терпеливый читатель следит за ходом моих рассуждений. Я уверен, что есть два-три литературных критика, которые, дойдя до этих строк, пожалеют, что мне так и не довелось тогда прочесть в море "Шма", но тут уж я ничего не могу поделать: каждый человек держится, пока может.
"Служба" — это чрезвычайно древняя молитва из восемнадцати благословений. Девятнадцатое благословение было добавлено уже во времена Талмуда. В шабат и по праздникам читается лишь семь благословений, однако именно восемнадцать благословений составляют в глазах евреев канонический полный текст молитвы. Чтобы провести службу в соответствии с храмовыми традициями, существуют три формы "Шмоне Эсре": утренняя, дневная и вечерняя.

В настоящее время есть печатные переводы еврейской литургии. В прежние времена, когда иврит был гораздо менее распространен, в каждой синагоге был специальный служитель, так называемый метургеман, или переводчик, который строчку за строчкой выкрикивал на местном языке текст Торы.
У языка есть свой дух. Некоторые слова переводятся хорошо и легко, другие непереводимы. Пьесы Мольера совершенны только по-французски. Не зная арабского языка, невозможно полностью понять Коран. Пушкин до сих пор принадлежит в основном русской культуре, хотя Толстого принял весь мир. Вообще говоря, легче всего переводятся произведения наименее типичные по своей национальной принадлежности.
Танах звучит выразительно и сильно на всех языках, однако ни для кого он не звучит так, как для евреев. Вторая скрижаль Десяти Заповедей в буквальном переводе с иврита звучит так: "Не убивай, не развратничай, не воруй, не лги, не желай ничьей жены, ничьего дома, ничьего скота, ничего из того, что он имеет...". По-английски это режет слух. В восприятии англичанина или американца религия есть нечто возвышенное и торжественное — это, так сказать, Кентерберийский собор, а не маленькая синагога. Поэтому приподнятое "не убий", "не укради" — гораздо вернее. Для еврея же религия — это нечто интимное, близкое, домашнее.

Наша литургия — по крайней мере ее классическая часть — написана таким же простым языком, как и Тора. Поэтому не существует адекватного перевода еврейского молитвенника. Англиканская библия — неисчерпаемый источник великолепных переводов псалмов и других отрывков из Писания. И все-таки в переводе с иврита на английский совершенно меняется стилистическая окраска. Переводчики используют лексику англиканской библии — все эти архаизмы, вроде "изрек", "сей", "по сему", "пребывает", "око" и тому подобное, — тон и настроение наших молитв почти совершенно исчезают. Иной раз люди жалуются, что когда они читают молитвы по-английски, им кажется, что они в христианской церкви. Это верная реакция. В этот момент они как бы приобщаются не к Торе, а к английской культуре. В свое время Гёте изучил иврит, чтобы читать и понимать Танах в оригинале.
Возглашающий молитвы вносит порядок, поет первую и последнюю строчки молитвы. Он повторяет вслух восемнадцать благословений, а молящиеся хором возглашают: "Аминь!"
Очень важную роль играет в синагоге шамес (распорядитель). Он истинный глава синагоги, он знает нигун (интонационный рисунок), в его ведении находится библиотека, молитвенники, талесы, он возглашает молитвы, если больше никого не находится, он следит за миньяном (кворумом) и читает Священные Свитки. Синагога может обойтись без раввина и без кантора, но без шамеса она обойтись не может — в крайнем случае кто-то из прихожан должен его заменить.


Правила приличия
Во время молитвы должна соблюдаться полная тишина, а болтать при произнесении таких молитв как "Шма" или "Шмоне Эсре" — особо серьезное нарушение. Однако в старину в восточноевропейских синагогах часто это правило соблюдалось не очень строго.
Бедность еврейского гетто вынуждала синагоги пополнять свой бюджет за счет продажи с аукциона субботних и праздничных почестей.
За право быть вызванным к Торе, открывание ковчега — нужно было заплатить. Устраивались аукционы; правда, они были очень красочными и оживленными, но отнюдь не способствовали молитвенному настроению. Аукционы длились довольно долго. Более того, вошло в обычай, что каждый, кто должен был читать Тору (это называется алия ("подняться к" - на возвышение), громогласно объявлял о своих благодеяниях. За каждое пожертвование филантроп удостаивался благословения шамеса. Этот обычай был выгоден для синагоги, ибо поощрял пожертвования, однако едва ли он порождал возвышенное настроение у прихожан.
По мере того как еврейские общины становились богаче, этот обычай все чаще и чаще заменялся обычными сборами. Теперь от него сохранилась лишь оживленная, как при аукционе, атмосфера во время чтения Торы и уход из синагоги в это время случайных посетителей. И вновь утвердилось правило, требующее соблюдения абсолютной тишины.

И все-таки я с огромным удовольствием вспоминаю, как шамес торжественно, нараспев провозглашал: — Finif dollar um shiishi! (Пять долларов за третье чтение!)
И мне никогда не забыть исторического аукциона в одной из синагог Бронкса, который проводился лет сорок тому назад в Йом Кипур. На этом аукционе мой отец победил нескольких конкурентов, купив себе право читать Книгу Ионы (хотя и он и его конкуренты были всего лишь бедными иммигрантами). Один за другим соперники выбывали, по мере того как цена поднималась до ста, ста двадцати пяти и затем до невообразимой для нас суммы в двести долларов, которую отец неожиданно предложил. Я словно до сих пор слышу, как шамес ударяет ладонью по столу и дрожащим счастливым голосом провозглашает: — Zwei hunderd dollar um maftir lona! (Двести долларов за мафтир Иона!)
Мой отец сделал красивый жест. Дело в том, что его отец, шамес из Минска, в своей минской синагоге всегда имел привилегию читать именно Книгу Ионы. Мой отец хотел продолжить семейную традицию. И он ее продолжил. С тех пор в этой синагоге Бронкса больше никто не оспаривал у моего отца эту честь. И по сей день мой брат и я всегда, когда возможно, читаем Книгу Ионы в Йом Кипур. А нам доводилось это делать в местах, очень далеких от Чикаго, например на Окинаве или на Гавайских островах.
Теперь аукционы в синагогах прекратились. И это хорошо. Но они сыграли свою роль. Дети в таких синагогах поняли, какая это великая честь — получить разрешение прочесть в синагоге отрывок из Торы.

Различные направления
После того как римляне взяли Иерусалим и евреи рассеялись по свету, возникли две большие группы еврейства: ашкеназийские евреи северной и восточной Европы и сефардийские евреи Средиземноморья. Сефарды и ашкеназийцы произносили слова иврита по-разному. Их обычаи и их литургии приняли различные формы. Это различие существует и до сих пор. ...
Некоторые люди считают, что эта сефардийская литургия гораздо живописнее и производит более сильное впечатление.
Любопытно, что у евреев, разбросанных по всему миру, так долго живших в рассеянии и до недавнего времени мало общавшихся между собою, нет единого религиозного центра, — и при всем этом поражают не различия в обрядах евреев разных стран, а сходство этих обрядов. В Талмуде, написанном задолго до того, как сложились европейские нации, можно найти подробнейшие описания того, как следует произносить те молитвы, которые до сих пор евреи читают в Токио, Иоганнесбурге, Лондоне и Лос-Анджелесе. Американский или английский еврей, который зайдет в сефардийскую синагогу в Израиле, полную темнокожих йеменских евреев, сначала растеряется, но как только он заглянет в молитвенник, он сможет следить за службой и читать молитвы.
httр://www.istok.ru/library/books/wouk-god/wouk-god_151.html





История из жизни
от jidovska-morda.livejournal.com/20947.html
Когда-то, в прошлой жизни, я надумал купить талит. Я сел на автобус и поехал в Меа Шеарим (религиозный квартал R.). Там я специально зашёл на тихую улочку, оглянулся по сторонам, убедился, что никого нет и никто не видит, вытащил из кармана и надел на голову кипу, пошёл в магазин, купил талит, вышел из магазина, снял кипу, поехал домой. Боевая операция в тылу врага прошла успешно. "Если ты не понимаешь зачем это, то для чего ты это делаешь?"

Представить себе, что так может вести себя сефард - невозможно. Он просто не поймёт этой истории: "В чём дело?"

Сефарду не надо ждать Йём Кипура, чтобы зайти в синагогу.
Сефарду не надо ждать праздника, чтобы зайти в синагогу.
Сефарду не надо ждать субботы, чтобы зайти в синагогу.

Он это может совершенно спокойно сделать даже в будни! Позовите сефарда с улицы дополнить миньян - он придёт.

Он при всех войдёт в синагогу без кипы.
Он при всех попросит и оденет кипу.
Он при всех подойдёт к Ковчегу со свитками Торы и поцелует его.
Он при всех возьмёт сидур и помолится со всеми.
А после этого он при всех... снимет кипу и пойдёт по своим делам.

В этом-то и разница. Ашкеназ считает, что если это правда, то это правда и по́сле синагоги. И поэтому он просто так на себя не взвалит такую ношу. Ему нужны серьёзные доказательства чтобы войти. И он предпочтёт их не знать, чтобы не входить. А сефард знает, что (для него) есть "жизнь" и по́сле синагоги. Поэтому ему нет проблемы зайти в синагогу и ему нет проблемы считать, что это правда и ему нет нужды в доказательствах.

Вы можете молиться годами с сефардом и думать, что он "соблюдает" и вдруг увидеть его без кипы и обнаружить, что он ничего и не знает.
Сегодня Вы видите сефарда он "как все", через несколько месяцев Вы встречаете его на улице в чёрном костюме, белой рубашке, чёрной кипе и шляпе. Ашкеназу могут понадобиться годы!
Но что будет дальше?
Засуньте религиозных ашкеназов в Амстердам среди красных фонарей и придите посмотреть что будет через 100 лет. Увидите таких же пейсатых, как будто вчера Вы их туда забросили.

Засуньте туда религиозных сефардов и придите через 20 лет. В синагоге будут сидеть голозадые "амстердамцы". Ещё через 20 лет синагога будет пуста. И только в Йём Кипур она будет наполняться "непонятно кем" и не очень понятно для чего.
Это не беспринципность. Это другое строение души.





бейт-кнесет
rimonfotovivo: (Default)
Погода, как всегда, полышет жаром.
Лень и расслобон - едва минуло лето, как впереди Суккот, снова каникулы и отпуска.

Подкрадываются признаки "популярности" - в топо-посте к моему "Цфату" прицепились.
Дескать конфетные фантики, нет чтобы вскрывать и обличать!, как надлежит усердным блоговодам,
взращивать ск-у на скандальных заголовках.

Только скажите, вскрою как на духу. Все что угодно - состав мацы, разговорный иврусит..,
глаз замылился, даже не знаю, че б такое изобличить, общезначимое?
По профилю - житейское, обиходное; ибо коррупция и внешняя политика на гроссмейстерском уровне -
у аналитиков со степенями крышу сносит; только диву даешься, как оно вообще еще всё держится.
За социальное жилье пробовали бороться - общественность против.
За права человека - весело и с флажками, как на парад.
На the_Парад примерно так же, больше зевак и сочувствующих.
Море убийственное, солнце страшное - без преувеличений.

А Ск-у пора сбрасывать. Это у меня методика такая -
в опасном приближении к пятой сотне невесть откуда вылезают траблы-непонятки, несусветные претензии; а
стоит на неделю-другую отвлечься, накопить творческий заряд - рейтинг свалится в уютные недра второй тысячи,
где можно в тесном дружеском кругу счастливо пребывать в неведении о дрязгах большого ЖуЖе-мира ;)

Язв и пороков псто
Заглянуть под кат ☛ )

Цфат

Загадка офф-топом: что на фото?
То, что выглядит как корона - корона и есть, но у этого предмета
имеется вполне конкретное назначение (хотя туристы может и как сувенир покупают), какое?
rimonfotovivo: (кактус)

"Вчерашний день, часу в шестом", курс совершенствования иврита,

среди прочих "мама мыла раму" "Колумб открыл америку", "окончилась вторая мировая",
озвучиваем неожиданное -
"В 1812 французы победили русских". Под дружный протест русскоговорящей части группы.


Read more... )
rimonfotovivo: (Default)
Позаимствовано у [livejournal.com profile] evgenybe в Требуются волонтеры
для сверки и расширения Большого Иврит-Русско-Английского словаря на сайте "Иврит и английский для русско-говоряших" - http://multidict.co.il содержащего более 50 тысяч словарных статей. Необходимо знание иврита и английского на высоком уровне, много свободного времени.

Можно связаться:
тел: 052-6006283, 077-6255202
Скайп: evgenybe
e-mail: evgenybe@gmail.com
или оставить комментарий к этому посту.

Друзья, помогите найти такого человека!
Всем заранее спасибо!


По обстоятельствам, упомянутым на два поста ниже, понадобился электронный словарь. Онлайновый в смысле.
С русского на иврит и обратно.

Просто гуглем переводить, это песня, пока что годится только поднять себе настроение,
как пятиминутка смеха - Потрите шар!  (тут история)

Кст я этой фразой "Расцветающий Негев" проверяю найденные словари на функциональность.


Сравнение он-лайн словарей под катом ) Flag Counter

Profile

rimonfotovivo: (Default)
rimonfotovivo

November 2016

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223 242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:46 am
Powered by Dreamwidth Studios